Гунька и законы природы

Гигантская ребенкина задача заключается в том, чтобы все эмпирическое многообразие окружающей вселенной как-то расструктурировать, расклассифицировать, определить, назвать на родном языке. Работа эта обычно происходит скрыто от взрослых глаз и ушей, но иногда удается какую-то капельку подсмотреть или подслушать.


Как-то мама и бабушка пьют чай в кухне, Гуню (2.5 года) им не видно, только слышно, так как она сидит на ковре в соседней комнате. Гуня тихо бормочет себе под нос:

- Эта-а... Оч-чень большая!...
- А эт-та... Тож-же... Оч-чень большая!...
- А эт-та-а! Ну! Тож-же! Оччень! Большая.....
- А эта... очень, очень больша-а-ая!

Мама не выдерживает:
- Гуня! Что там у тебя очень большое?!

Визг раздражения, и все стихает. Так они и не узнали, что это было, такое большое.


В нашей культуре человек испытывает сильнейшую потребность объяснить то, что он видит. Как бы мало человек ни знал, он старается придумать хоть какое-нибудь объяснение на основе того, что ему известно об окружающем мире. Как рано возникает эта потребность?

Двухлетняя Гунька вышла на улицу и увидела круглые белые фонари.

- Ой, сколько лунов!
- Алиска, это не луна. Луны нет сейчас.
Задумчиво:
- Выключили, видимо, луны...

Нужно же было как-то объяснить самой себе, куда девалась луна!
Гунька решила, что Луну выключают, как лампу.


В два с половиной года Гунька весьма похоже высказывалась про возобновившийся на улице ветер:
- Смотри, опять ветер дует! Починили его!


В то время Гунька каждую субботу ходила с дедушкой кататься на широко известную в Иерусалиме горку "Мифлецет". Гунька называла ее почему-то "Корова".

МИФЛЕЦЕТ = чудовище (ивр). Горка выполнена в виде огромного чудища с тремя красными языками, по которым, собственно, и катаются.

Шел январь месяц, и в очередную пятницу на улице разыгралась буря: завывал ветер, сверкали молнии, хлестал дождь.

Дедушка поднял ставни на окне, выглянул наружу и грустно вздохнул:

- Ну и погодка! Лопнула наша корова!

Вероятно, Гунька его не поняла, но этого никто в тот момент не заметил. А в Гунькиной головенке, вероятно, начали быстро прокручиваться примеры случаев, когда предметы лопались. По большей части, это были несерьезные предметы типа воздушных шариков. Как же должно было выглядеть, если бы лопнула огромная горка?!

И тут, весьма кстати, на улице раздался мощный, устрашающий раскат грома. Потрясенная Гунька вскочила с места:

- Вот!!! Вот Корова лопнула!!!


Интересно, что Гунькины рисунки часто давали самые невероятные графические объяснения наблюдаемым явлениям:

- Это что, Гуня, (3.5 года) нарисовано? Вертолет? А почему ж у него пропеллер внизу?

- Потому что он летит вниз, ну!

Логика здесь примерно такая: пропеллер - это та часть, при помощи которой вертолет летает. Но пропеллер-то сам всегда крутится одинаково: как у нас дома вентилятор. Значит, направление полета вертолета определяется тем, с какой стороны расположен пропеллер.


Гуньку вообще всегда интересовали проблемы воздушного транспорта. Вот обойма вопросов, которую Гунька, уже в возрасте пяти с половиной лет, выстрелила в дедушку:

- А есть светофоры для самолетов и вертолетов?
- А пробки бывают у самолетов и вертолетов?
- Что помогает вертолетам видеть?

(Может, она будет авиаконструктором?)


Начальное знакомство четырехлетней Гуньки с математикой ввергло семью в пучину численно-аналитического подхода к жизни:

- Пап, сколько ты весишь?
- 77 килограммов.
- А раньше ты сколько весил?
- А раньше я весил 78 килограммов.
- Это неправильно, так не бывает: после семьдесят семь ЖЕ всегда идет семьдесят восемь ЖЕ!


- Я сейчас прыгну 2 десятка раз и еще 3 раза!


Математический подход пронизывал самые интимные стороны Гунькиной жизни. Однажды она улеглась с мамой спать днем. Полусонная, она внезапно подняла голову и спросила:

- Мама, я хочу на тебя положить все руки и все ноги. Это сколько?

- Ну, посчитай, - сказала мать, потворствуя. - Сколько рук?

- Две. И ног две. Четыре. Мама! А если еще и середину положить?


Физика возникла в Гунькиной жизни гораздо раньше, в виде температурных различий. Двухлетний ребенок знал, что дискомфорт при приеме пищи связан с понятием "очень горячее".

Однажды Гунька выпросила у бабушки компот из холодильника. Пьет, ощущает дискомфорт иного рода, чем раньше, и говорит себе под нос задумчиво- вопросительно:

- Это не очень горячее? Не очень горячее. Только холодное.


В четыре года Гуньку интересовала идея воды. Сначала как физический феномен. Плещется Гунька в ванне. Проходит минут двадцать. Вдруг визг.

- Гуня, что случилось?
- Что-то здесь слишком мокро.


Начиная с этого анекдотического эпизода, семья вступила в период, когда все были атакованы серией вопросов, плавно переходивших из физической сферы в химическую:

- Из чего сделан чай? (имеется в виду напиток)
- В основном из воды.
- А кола?
- Тоже.
- А из чего сделана сама вода?


Выше уже писалось, что с биологией было хуже всего. В четыре с половиной года ребенок имел следующие представления о функционировании живых организмов:

- Мам, что ты на меня садишься, как курица на цыпленка?!


Напоследок о философии. Очень трудно давались Гуньке, как и большинству детей, чистые философемы: "всегда", "смерть".

Вот Гунька в возрасте четырех с половиной лет подлизывается к бабушке:

- Бабуль, я буду тебя слушаться всегда. Четыре дня.

 - Гунь, но "всегда" - это же не четыре дня.

- Да, я знаю. "Всегда" - это долго. Это пока ты не умрешь, да?


От первого лица:

незадолго до этого был эпизод, когда четырехлетняя Гунька наконец прямо спросила меня, что такое смерть. Я объяснила, как могла. Гунька расстроилась и удивилась:

- Но ведь в компьютере же не так! Там, если даже убили, можно снова включить!!...

Даешь компьютерную смерть!
 

 

Поддержать проект

 

Если материалы сайта кажутся вам полезными, и вы заинтересованы в том, чтобы их как можно скорее стало больше, вы можете поддержать эту деятельность финансово.

Перевести деньги можно через систему PayPal. Обратите, пожалуйста, внимание: чтобы перевести деньги один раз, НЕ НУЖЕН свой собственный счет на PayPal! Достаточно иметь кредитную карточку.